Экономика искусства

Каждая промышленная революция высвобождает большие объемы человеческих ресурсов. Куда их пристроить? В искусство!

Franklin in the hole of blue paper

Общество потребления перестало потреблять вещи ради их полезных свойств и окончательно перешло на потребление идей, лишь маскирующихся внешней оболочкой вещей и лишь имитирующих полезность. Чем выше доход потребителя, тем меньшую долю в количественном и стоимостном выражениях занимают в структуре его потребления продукты, приобретаемые ради извлекаемой из них пользы, и тем большую – продукты-идеи. Чем более идейно нагружен продукт, тем большую торговую наценку он имеет и тем большую маржу получает производитель и продавец. Хлеб, приправленный идеей «здорового питания» продается в разы дороже, чем самый обычный хлеб, задуманный природой для утоления голода. Телефон, заряженный идеей «модности», стоит в разы дороже, чем «немодный» с идентичными техническими характеристиками.

Обреченный сложившейся экономической моделью современный капиталист, бросает все силы не столько на улучшение потребительских качеств товара, как предписывал делать классик маркетинга Филипп Котлер, а на накачивание продукта зачастую произвольным идейным содержанием. В этом товарообороте реклама нужна уже не для того, чтобы донести до потребителя информацию о полезных свойствах продукта, а для того, чтобы любое вполне бесполезное свойство продукта выставить полезным, лишь бы появится в рекламном поле и сформировать у потребителя идею полезности данного бесполезного свойства. Ресурсы, которые частные компании и государственные институты привлекают для функционирования экономики идей с каждым годом становятся все значительнее.

Можно предположить, что такая жадная до ресурсов (в первую очередь человеческих), экономика, возникла как потребность в утилизации огромного человеческого потенциала, высвободившегося в результате промышленных революций. В самом деле, то, что ранее производилось с помощью большого количества рабочих, сегодня производится автоматами в количестве, ограниченном лишь емкостью рынка, а не ресурсами, необходимыми для производства. Высвободившемуся человеческому ресурсу оставалось либо найти себе новое применение, либо погибнуть.

Однако, потенциал расширения рынка сбыта посредством идейной накачки продукта и потребителя не беспределен. «Экономика идей» не безгранична в своем расширении. С одной стороны идеи подвержены инфляции: количество их конечно существующей модели потребления, а стоимость воплощения идей падает. В денежном исчислении такая экономика должна рано или поздно уменьшиться. Сегодня для того, чтобы брендировать любой продукт (идею) достаточно выбрать сформированный компьютерной программой логотип, подобрать на фотостоке фотографию для рекламного послания и, не вставая из-за стола, с помощью глобальной сети сообщить о своем продукте всему миру, оплатив рекламное сообщение банковской картой. Все это сделать гораздо проще, легче и быстрее, чем еще лет 20 назад, когда для вывода продукта на рынок требовалось привлекать специалиста-дизайнера, проводить фотосессии, оплачивая все эти операции с помощью 5 экземпляров платежных поручений, отстояв очередь к банковскому окошку. Удешевление креативного процесса с одной стороны приводит к затовариванию рынка идеями и утомлению потребителя, а с другой – замедлению потребления и сокращению экономики. Снова мы сталкиваемся с феноменом высвобождения человеческих ресурсов, но ресурсы эти – не промышленные рабочие, а белые воротнички, дизайнеры, фотографы и служащие. И снова остро встает вопрос: куда приспособить этот высвободившийся человеческий потенциал?

Неплохим утилизатором человеческого потенциала может стать рынок искусства. В самом деле, искусство – это дистиллированный процесс производства новых идей:

  • скульптуры, картины или музыкальные произведения – суть чистые идеи, лишь упакованные во внешнюю форму произведения искусства;
  • искусство изначально брендировано подписью автора, то есть с момента появления является, в современном понимании, продуктом, приспособленным для широкого потребления;
  • производство искусства – ресурсоемкий процесс, причем потребляющий именно тот ресурс, которого у человека становится все больше – свободное время.

Ну и, в конце концов, искусство – это продукт, идеально вписывающийся в новую экономическую модель: отношение пользы искусства к его цене стремится к нулю.